У последней границы

И счастье, непостижимое для ума, вызывающее боль в душе, счастье постепенно
вселялось рядом с печалью в сердце Алана. И никогда уже в его сердце не будет больше
ощущения пустоты, никогда уже не будет он чувствовать себя снова одиноким. Он понял
наконец, что память о прошлом, отдаваясь в душе сладкой болью, всегда будет жить в нем, как
она жила в его отце, и будет придавать ему бодрость и согревать надеждой.
В течение целого ряда дней, следовавших за первым, перемена, совершившаяся в Алане,
все усиливалась, но ни один человек не мог бы догадаться о ней. Это была тайна, хранившаяся
в глубине души, меж тем как в наружности его проявлялось лишь обычное стоическое
спокойствие, которое некоторые назвали бы холодным безразличием.
Улаф мог видеть больше других, так как отец Алана был самым близким его товарищем,
почти братом. Холт-старший тоже был такой ровный, спокойный, и улыбка играла на его губах
в моменты борьбы. Таким видел его Улаф перед лицом смерти. Он был свидетелем того, как,
потеряв жену, отец Алана со сверхчеловеческим мужеством продолжал бороться, хотя весь его
мир, казалось, обратился в пепел. В те дни, когда они двигались вдоль берега Аляски, Улаф
замечал в глазах Алана тот же взгляд, что когда-то в глазах отца. С той лишь разницей, что
Алан шептал про себя имя Мэри Стэндиш, меж тем как его отец свято хранил в своем сердце
имя Илизабет Холт. Улаф хорошо помнил своего товарища, и его поражало, до чего сын похож
на отца. Но благоразумие сдерживало его язык, и он не высказывал мыслей, проносившихся в
его голове.
Улаф говорил о Сибири, все время о Сибири, и не торопился в Сюард. Алан и сам не
особенно спешил. Дни стояли теплые, ибо чувствовалось уже дыхание чересчур раннего
прихода лета, ночи — холодные и звездные. Над их головами все время высились горы,
наподобие неприступных замков с башнями, достигавшими до затянутого облаками неба.
Они плыли меж островов, держась близко от материка, и каждый вечер рано
располагались на ночлег. Птицы тысячами летели на север; от костра Улафа несся приятный
аромат супа и жареной дичи.

Рекомендуем: