У последней границы

Сначала Алан подумал, что звуки, доносившиеся до его слуха, были ружейными
выстрелами, но через мгновенье он уже понял, что это не то, и догадка блеснула в его голове.
Ведь сегодня 4 июля , и в роще кто-то стреляет из хлопушек.
Улыбка заиграла на его губах. Он вспомнил озорную манеру Киок зажигать сразу целую
пачку ракет, за эту явную расточительность Ноадлюк всегда бранила ее. Они приготовились
отпраздновать его возвращение, и ракеты доставил, наверное, Тоток или Амок Тулик из
Алакаката или Тонана. Гнетущая тяжесть в душе Алана рассеялась, и улыбка не сходила уже с
его губ. Потом, как бы повинуясь чьему-то внушению, его глаза обратились к мертвому
хлопчатнику, который в течение многих лет стоял на часах перед маленьким оазисом. На самой
верхушке его развевался флаг, колыхаемый легким ветерком.
Алан тихо рассмеялся. Вот люди, которые любят его, думают о нем, ждут его
возвращения. Его сердце, охваченное прежним счастьем, забилось быстрее. Он резко свернул
под защиту ив, тянувшихся почти до рощицы. Он захватит их врасплох. Никто не услышит и не
заметит его приближения, и он появится внезапно. Такая шутка изумит их и приведет в восторг.
Алан подошел к крайнему дереву и притаился. Он услышал взрыв одной хлопушки, еще
более громкий треск одной из гигантских петард, которая всегда заставляла Ноадлюк затыкать
пальцами свои хорошенькие уши. Он бесшумно спустился с холмика, прошел через балку и
выбрался на другую сторону. Все было так, как он думал. В ста шагах от него виднелась Киок
— она стояла на стволе упавшего дерева. И как раз в эту минуту она швырнула новую пачку
зажженных хлопушек. Другие, очевидно, собрались вокруг нее, наблюдая за представлением,
но Алан их не видел. Он осторожно продолжал свой путь, стараясь подойти незамеченным к
густому кустарнику, находившемуся в десяти шагах от собравшихся там людей. Наконец он
туда добрался, но Киок все еще стояла на бревне спиной к нему.
Алана удивило, что не видно и не слышно остальных, и что-то такое в наружности Киок
озадачило его. Вдруг его сердце судорожно сжалось и, казалось, перестало биться. На бревне
стояла вовсе не Киок. И то вовсе не была Ноадлюк! Алан встал и вышел из-за прикрытия.

Рекомендуем: