У последней границы

Стройная девушка, стоявшая на бревне, чуть повернулась, и он увидел золотой отблеск
солнечных лучей в ее волосах. Он громко позвал:
— Киок!
В своем ли он уме? Уж не отозвалось ли горе на состоянии его рассудка?
А потом он крикнул:
— Мэри! Мэри Стэндиш!
Она обернулась.
Лицо Алана было смертельно бледно. Та, которую он считал мертвой, предстала перед
ним. На стволе упавшего старого дерева стояла Мэри Стэндиш и пускала хлопушки в честь его
возвращения домой…

Глава XIII

После того, как Алан один раз окликнул ее, его язык отказывался вновь повиноваться ему,
и он не в силах был вымолвить ни слова. Сомнения быть не могло. Это не было видение, а
равно не было это плодом временного помешательства. Это была правда. Потрясенный до
глубины души, он стоял, как каменное изваяние. Какая-то странная слабость охватила все тело,
и руки безжизненно повисли. Она была здесь, живая! Алан мог видеть, как бледность ее лица
сменилась слабым румянцем. С легким криком девушка спрыгнула с бревна и направилась к
нему. Прошло только несколько секунд, но Алану они показались бесконечностью.
Кроме нее, он никого не видел. Ему казалось, что она выплыла к нему из холодного
тумана моря. Девушка остановилась на расстоянии одного шага и только тогда заметила
выражение его лица: в нем, очевидно, было что-то такое, что поразило ее. Смутно сознавая это,
Алан старался овладеть собой.
— Вы почти испугали меня, сказала девушка. — Мы вас ждали и все смотрели, не
появитесь ли вы. Несколько минут тому назад я выходила из рощи и рассматривала тундру, но
солнце било мне прямо в глаза, и я не видела вас.

Рекомендуем: