Черный охотник

Дэвид находится уже на пути к индейцам оттава, и вместе с ним отправился один из самых
надежных гонцов интенданта. Питер Джоэль, Черный Охотник, тоже ушел, — очевидно, чтобы
отнести англичанам добытые сведения. Интендант кончал письмо уверением, что все кончится
хорошо, и просил ее не терять надежды.
Но Анна, для которой неожиданный отъезд Дэвида был слишком большим ударом,
страдала неимоверно. Не надежда, а страх снова овладел всем ее существом. И с бесконечной
тоской перечитывала она письмо Биго, который уверял ее, что к тому времени, когда Дэвид
вернется, с Черным Охотником все будет кончено и притом таким тихим манером, что об этом
никто не узнает.

Глава VI. В ПОСЛЕДНЮЮ МИНУТУ

Анна ждала. Проходили дни и недели, а от Дэвида Рока — ни слова. Прошло Рождество,
тяжелое, хмурое и тоскливое для нее. Много событий разыгралось за это время, событий,
чреватых последствиями для всего мира. В январе 1755 года Водрей стал губернатором Новой
Франции; и в его генеральном штабе было заготовлено место для Дэвида Рока — когда он
вернется.
— Когда он вернется, — часто шептала Анна Сен-Дени, просыпаясь темной ночью.
И мало-помалу с легкой руки Биго и его сподвижников стали ползать по городу зловещие
слухи. «Среди нас водятся предатели и шпионы», — передавалось из уст в уста. Предательство!
Это слово вызывало улыбку на губах мсье Лобиньера и его «Честных Людей», но
простонародье, которое не разбиралось в событиях, готовилось к расправе с преступниками.
Закон гласил, что предательство должно караться смертью, и Водрей, новый губернатор,
старался напоминать об этом на каждом шагу.
Что касается Биго, то он хранил молчание. Он не переставал повторять Анне Сен-Дени,
что ведет непрерывную борьбу за искоренение предательства в Новой Франции, чтобы вместе с
тем заставить народ забыть об опасности.
Наступили короткие, черные февральские дни, следом за ними явился март, и вместе с
ним ворвалась весна. Но двадцать второго марта разыгралась страшная буря, и ветер с глухим
ревом ударялся о ставни и окна, вызывая дрожь во всем теле Анны Сен-Дени, лежавшей в своей
постели в монастыре.

Рекомендуем: