Черный охотник

Испуская дикие вопли, Дэвид Рок устремился вслед за Черным Охотником; не отставая от
него, неслись Карбанак и Пьер Ганьон.
Индейцы увидели, что на них несется четверо помешанных людей, но они были опьянены
кровью и желанием взять последнее убежище белых, а потому остались на месте, дожидаясь
врагов.
Черный Охотник еще раз выстрелил, и вместе с тем раздалось еще три выстрела, и опять
четверо индейцев свалились, словно подкошенные серпом.
Теперь уже стало поздно стрелять; побросав свои ружья, все четверо ухватились за
топорики, и начался страшный бой.
В лице Черного Охотника сейчас неистовствовал тот самый человек, который
шестнадцать лет тому назад набросился с дубиной в руках на целый отряд индейцев. Что же
касается Дэвида, то он дрался за десятерых. То и дело его топорик вонзался в голову, в грудь
или спину индейца, и с каждым ударом надежда все больше окрыляла его.
Но самое страшное кровопролитие происходило там, где бился Карбанак. Его бешеное
рычание покрывало даже нечеловеческие вопли Черного Охотника. Он, словно греческий
полубог, возвышался над всеми, и его топорик рубил направо и налево, скашивая индейцев, как
колосья! Могавки окружили его, и вскоре все тело Карбанака было покрыто кровью. Чей-то
топорик вонзился ему в плечо, но как раз в это мгновенье, словно из земли, появился пятый
человек, который с исступленными криками накинулся на могавков.
Это был Козебой, и следом за ним на могавков набросились четверо его друзей-делаваров.
Эта неожиданная подмога придала бодрости белым, и они с еще большей яростью стали
пробиваться сквозь гущу индейцев к двери.
Внезапно Дэвид услышал голос, доносившийся из-за полуразбитой двери часовни:
— Дэвид! Дэвид! Дэвид!
Голос принадлежал Анне Сен-Дени. Это не только не остановило юношу, но заставило
его с удвоенной энергией обрушиться на индейцев. А когда последние в ужасе отступали перед
ним, они наталкивались на топорик Черного Охотника.
Лишь несколько могавков осталось в живых, и в конце концов они бросились бежать. Но
даже тогда Черный Охотник пустился следом за ними, желая добить последних из тех врагов,
которые однажды уже убили любимую им женщину и теперь намеревались убить вторую.

Рекомендуем: