Черный охотник

Молодой человек сделал только несколько шагов по направлению к своему дому, но вдруг
остановился под влиянием какой-то мысли и, снова повернувшись к замку Гронден, стал
прислушиваться к смутно доносившимся оттуда звукам. А когда он опять пустился по тропинке
через лес, его лицо горело от уязвленной гордости и унижения, и он всеми силами старался
побороть грусть, охватившую все его существо.
Проходя мимо мельницы, принадлежавшей сеньории Сен-Дени, он подумал, что это
строение фактически было первым предметом, запечатлевшимся в его уме, когда он был
ребенком. Эта мельница, которую он запомнил еще раньше, чем стал узнавать свою мать, была
построена сеньором Гронденом в 1690 году, еще задолго до появления сеньора Сен-Дени, и
дата ее постройки была высечена на каменной плите, висевшей над узкой дверью. Мельница
имела форму круглой башни футов двадцати в диаметре и футов семидесяти в вышину и была
сложена из плоских плитняков, так что фактически она обладала такой же крепостью, как если
бы она была высечена из одного сплошного камня.
Старый сеньор Гронден сделал в ней достаточно бойниц на случай нападения индейцев,
но однажды утром, когда он отправился в лес пострелять тетеревов, могавки великолепнейшим
образом оскальпировали его, перерезали всю его семью и унесли его ружье вместе с
охотничьей сумкой.
Эта старая мельница потому еще так дорога была Дэвиду Року, что здесь он впервые стал
играть с Анной Сен-Дени. Но сейчас, когда он проходил мимо двери, которая вела внутрь, он
заметил, что в огромной печи пылает огонь. Двое негров, кожа которых лоснилась и блестела
при свете огня, кидали время от времени в топку смолистые поленья. В скором времени печь
накалится настолько, что в нее можно будет сажать огромные двадцатифунтовые хлеба.
Дэвид вдруг подумал, что никогда еще до сих пор он не видел, чтобы в этой огромной
печи ночью пекли хлеб. Но он сейчас же ответил себе, что в замке Гронден происходило сейчас
много такого, чего он не видел раньше. Оттуда то и дело доносились смех, веселые песни и
гулкие удары топора. Около дюжины костров ярко пылали в вечерних сумерках, и один из них
был таких размеров, словно горела целая хижина. Вокруг огня двигались во все стороны люди.
Юноше незачем было особенно вглядываться в человеческие фигуры, чтобы отличить
костры индейцев от костров белых. Первых было семь, вторых — пять, и вокруг огней
расположилось по крайней мере человек пятьдесят, не считая тех, которые могли еще
находиться за соснами у реки. Глаза испытанного охотника тотчас же различили двадцать
человек индейских бойцов (очевидно, племен оттава или гуронов, решил он) и приблизительно
столько же солдат.

Рекомендуем: