Черный охотник

— …о Дэвиде и о том, почему я боюсь за него.
— Вы боитесь за него? — воскликнула девушка, и холод прошел по ее спине под
действием зловещей нотки в голосе Биго. — Вы хотите сказать, что ему грозит опасность?
— Да. Ему грозит опасность, — подтвердил интендант, глядя прямо перед собой. — Но в
этом нет его личной вины, а потому прошу вас, Анна, не пугайтесь так моих слов. Дэвид еще
очень молод, и он легко поддался на удочку хитрого заговорщика. Я сильно подозреваю, что в
его молодой мозг запали семена, которые я хотел бы с вашей помощью вырвать с корнем
раньше, чем они пустят ростки.
Я говорю о роковом и зловещем влиянии того человека, которого вы называете Черный
Охотник. К этому человеку, который вырос и был воспитан в среде наших врагов, к этому
бездомному бродяге и скитальцу я не чувствую ни малейшего доверия, и меня гложет мысль,
что он принимает участие в том подлом и таинственном предательстве, которое сейчас грозит
чести и существованию Новой Франции, Одним словом, я подозреваю Черного Охотника.
— Что вы такое говорите, мсье? — в ужасе и негодуя воскликнула Анна Сен-Дени.
— Не забудьте, Анна, что я просил у вас прощения за то, что буду так болезненно
откровенен с вами. Поверьте мне, что я это делаю только ради Дэвида, и о своих подозрениях я
никому, кроме вас, не говорил. Я полагаю, что Черный Охотник — не столько предатель,
сколько шпион, хитрости которого мы еще до сих пор не в состоянии были раскрыть. Я знаю,
что вы любите его благодаря Дэвиду, но…
— Я… я… — начала было Анна, но сдержалась.
Пальцы Биго крепче сжали ее руку.
— Я сказал, что Дэвид молод, но это еще не все. Он к тому же англичанин. Как согнешь
ветку, так она и расти будет, и мы не должны допустить, чтобы этот хитрый человек согнул
нашего Дэвида.
— Какой ужас! — вырвалось из груди Анны. — Неужели вы готовы заподозрить…
— Нет, нет! Только не Дэвида! — успокоил ее Биго. — Я готов верить, что его сердцу так
же чужды обман и предательство, как и моему, и благодаря именно этой вере, а также
благодаря, его храбрости я люблю его. Но взгляните, Анна: вот мы проходим по тропинке, по
обеим сторонам которой растет крапива. Пусть только притронутся к ней такие чистые,
незапятнанные руки, как ваши, и на них тотчас же запечатлеются следы отравы. И вот таким же
образом, я полагаю, могут отравить душу молодого человека козни Черного Охотника.

Рекомендуем: