Черный охотник

Биго искоса посмотрел на девушку и увидел, что ее лицо было без кровинки. Он слегка
засмеялся и заговорил совершенно другим тоном, в котором звучало, однако, торжество.
— О, как я вас напугал, моя маленькая Анна! Я искренне скорблю об этом. Как это
жестоко с моей стороны говорить такие вещи. Ибо, имея вас возлюбленной, а Франсуа Биго —
другом, Дэвиду нечего бояться тысячи Черных Охотников! Простите ли вы меня когда-нибудь?
— Сомнение прибавилось к сомнению, — только произнесла Анна тихим голосом, и даже
лукавый Биго не мог понять, что она хотела этим сказать.
А вечером, оставшись наедине с маркизом Водреем, Биго заявил ему:
— Теперь капкан окончательно готов. Знаете, Водрей, если бы к вашему уму добавить
еще немножечко романтичности, то из вас вышел бы, пожалуй, непобедимый любовник!

Интендант не догадывался, как глубоко запали семена его лицемерия в душу и мозг
девушки. Она направилась к себе в комнату, совершенно разбитая душой и телом, и страх перед
Черным Охотником охватил ее с большей силой, чем когда-либо.
Впервые в жизни сомнение закралось в душу Анны, когда она задумалась о Мэри Рок и о
долгой и таинственной дружбе последней с человеком, повесть которого она недавно узнала.
Но почти в то же мгновение, как подозрение успело зародиться, девушка, негодуя на себя
самое, отогнала его прочь, ибо, как бы велико ни было предательство Черного Охотника, мать
Дэвида не могла в нем участвовать.
Однако слова интенданта, открыто намекавшего, что Питер Джоэль строит, возможно,
заговор против Новой Франции через посредство Дэвида и его матери, пользуясь тем, что в ее
возлюбленном сказывается кровь его отца, сильно потрясли девушку.
Она схватилась рукой за грудь — так велика была боль, которую вызвали в ее душе эти
черные мысли, охватившие все ее существо вопреки ее воле. Она любила мать Дэвида Рока так
же безгранично, как могла бы любить родную мать. И она любила Дэвида. Эти два человека до
такой степени составляли часть ее самой, что без них она готова была умереть. И Биго
подозревал этих людей в таких чудовищных замыслах.
Под предлогом головной боли она не сошла к гостям к ужину, предпочитая остаться у
себя в комнате.

Рекомендуем: