Черный охотник


Нэнси, ласково улыбаясь, глядела на Пьера Ганьона, который чувствовал, что горло его
конвульсивно сжимается. Не обращая на него внимания, девушка повернулась к Дэвиду и взяла
его холодные пальцы в свои теплые руки.
— Вы очень спешите, Дэвид? Вы хотите скорее увидеть Анну, не правда ли?
— Да, — ответил юноша. — Я должен спешить.
— И у вас не останется злого чувства против меня?
В глазах Нэнси светился лукавый огонек, которого не видел Пьер Ганьон.
— Вы — мой лучший друг, — ответил Дэвид. — Я только жалею…
В глазах Нэнси выразилось еще больше нежности, когда она убедилась, что ее гость не
решается закончить фразу. Что же касается Пьера, то она, казалось, совершенно забыла про
него.
— Настанет день, Дэвид, когда вы не будете жалеть — ни о том, что поцеловали меня, ни
о том, что Анна увидела нас в окне. В скором времени вы сами признаетесь мне, что рады
этому. А пока что я хочу, чтобы вы безгранично верили мне, и помните также, что я сказала вам
сущую правду: до сих пор я никогда так не целовала ни одного мужчину — кроме одного.
Было очевидно, что последние два слова предназначались главным образом для ушей
Пьера Ганьона.
— И эти два поцелуя, Дэвид, я не взяла бы назад, если бы даже могла. — Нэнси круто
повернулась и воскликнула: — Милый Пьер!
Не обращая внимания на ярость, светившуюся в глазах последнего, она снова поднялась
на цыпочки и быстро поцеловала его. В следующее мгновение она уже исчезла за дверью, и
молодые люди услышали, что она беспечно поет какую-то песенку.
— Черт меня возьми! — сорвалось с уст Пьера Ганьона, и после этого вплоть до дома
Анжелы Рошмонтье он не произнес ни одного слова.
Когда они подошли к дому Рошмонтье, Пьер сказал:
— Теперь я покину тебя, Дэвид. И когда ты освободишься, Анжела пошлет кого-нибудь
из слуг, чтобы указать тебе, где я живу.

Рекомендуем: