Филипп Стил

Филипп громко расхохотался.
— Спасибо, Мак Джил. Клянусь богом, я поеду. Когда вы думаете тронуться в путь?
— Собаки готовы, и миссис Фалкнер тоже готова.
Филипп быстро повернулся.
— Я вернусь в город, попрощаюсь с товарищами и заберу свой багаж, — бросил он через
плечо. — Я буду обратно через полчаса.
То было медленное путешествие; снег уже начал таять под первыми лучами весеннего
солнца, когда они прибыли на озеро Ла Кросс. А за два дня до того, как они достигли поста на
озере Манарал, Филипп начал чувствовать какое-то странное недомогание, о которым он
ничего никому не сказал. Однако опытный глаз доктора заметил недомогание у Филиппа, и
прежде чем они прибыли в Манарал-Хауз, он констатировал у него лихорадку.
— Вы слишком много и слишком быстро ездили, — сказал он Филиппу. — И потом еще
этот ушиб головы. Вам придется лечь в постель на некоторое время.
Несмотря на протесты Филиппа, доктор уложил его, как только они достигли поста.
Ухудшение наступило немедленно, и в течение пяти недель доктор и жена Фалкнера за ним
ухаживали. Они двинулись дальше только в конце мая. Филипп был так слаб, что еле
передвигался, и только через месяц он явился в Пренс-Альберто к инспектору Мак-Грегору,
бледный, худой. Его прошение об увольнении где-то застряло, и ему пришлось ждать до
августа. Мак-Грегор дал ему трехнедельный отпуск, и первым его побуждением было ехать в
Этомани, Ле-Па. Полковник Беккер и Изабель были там шесть недель назад. В Пренс-Альберто
они, по-видимому, не заглядывали вообще. Он помчался в Виннипег, и в результате
тщательных розысков и расспросов убедился, что искать Изабель в Канаде — дело
безнадежное. Он пришел к заключению, что они, вероятно, уже в Лондоне, и в соответствии с
этим стал строить дальнейшие планы. Его уволят примерно к десятому августа, и он поедет в
Англию.

Рекомендуем: