Филипп Стил

Биллингер вскочил в седло и умчался галопом.
Филипп с нетерпением дожидался его отъезда. Как только англичанин исчез за невысоким
холмом, он выхватил из кармана батистовый платок и кольцо золотых волос и поднес их к
лицу. Целую минуту он стоял, прижимая их к губам и носу. Когда он первый раз держал платок
в руках, ему казалось, что это игра воображения, но теперь он был уверен. От испачканного
грязью кусочка батиста струился еле уловимый аромат гиацинта.
— Перестань валять дурака, — пробормотал он, поворачивая надетое на палец кольцо из
золотых волос. — Мало ли женщин душится гиацинтом. И мало ли на свете женщин с
душистыми волосами и даже таких красивых, как описывает Биллингер.
Он рассмеялся, но смех его прозвучал фальшиво и натянуто. Несмотря на все усилия
доказать себе нелепость этого предположения, он чувствовал, что в нем дрожит каждый нерв. И
прежде чем он достиг того холма, за которым исчез Биллингер, он еще не раз прижимал платок
к лицу. Прошел целый час с тех пор, как уехал агент, когда следы преступников привели его к
этому холму.
С его вершины Филипп окинул взглядом степь.
Всадник мчался по направлению к нему. Он узнал Биллингера и поднялся на стременах,
чтобы тот мог увидеть его. Агент остановился на расстоянии полумили и начал отчаянно
махать руками. Пять минут спустя Филипп уже подъезжал к нему. Лошадь Биллингера была вся
в мыле, а на лице его было написано величайшее возбуждение.
— В степи кто-то есть, — крикнул он. — Лошади я не заметил, но на дороге, за вторым
поворотом, я заметил человека. Вероятно, преступники остановились напоить лошадей и поесть
у маленького костра по ту сторону зарослей.

Рекомендуем: