Филипп Стил

— Вы уверены, Биллингер…
— Уверен, — рассмеялся агент. А между тем он закусил губу до крови, чтобы не
закричать. — Не стоит вам тратить время.
Филипп на мгновение стиснул его руку.
— Дружище, мы не понимаем, что все это значит: похищение Изабель и эти деньги, но мы
скоро все выясним.
— Бросьте этот проклятый карабин, — крикнул Биллингер, когда Филипп вскоччил на
коня. — У меня ничего ним не вышло, а тот парень подстрелил меня из револьвера. Поэтому у
меня и нет особого кровотечения.
Преступник уже скрылся в преддверии Гиблого места, когда Филипп выбрался из
ложбины на открытую равнину. Перед ним был только один проход в Гиблое место, и к
нему-то он и направил своего коня. У самого входа в ущелье тянулась другая песчаная полоса,
и на ней виднелись отпечатки лошадиных копыт. Две лошади бежали, по-видимому, рысью, а
одна — галопом.
Когда-то давным-давно эта песчаная полоса была, очевидно, ложем реки, струившейся
между зубчатыми, полными пещер, скалами. Теперь это ложе было усыпано голышами,
потрескавшимися и иссушенными лучами палящего солнца.
Сердце Филиппа забилось сильнее, когда он пришпорил лошадь. Он ни на секунду не
опускал револьвера со взведенным курком. Он знал, что если он нагонит преступников, то
будет бой, и ему придется сражаться одному против троих. Он знал это и боялся засады. Он
понимал: если преступники остановились и поджидают его, то все шансы против него. За исход
открытого боя он не боялся. Его взращенный в степи конь без труда преодолевал трудную
дорогу, избегая голышей и трудных камней. Дважды в течение десяти минут он замечал
впереди какое-то движение и поднимал револьвер. Первый раз это был волк, второй — быстрая
тень орла, перелетевшего между ним и солнцем. Он вглядывался в каждую расщелину, мимо
которой ему приходилось проезжать, и приподнимался на стременах, готовый немедленно
открыть огонь.

Рекомендуем: