Филипп Стил

Пьеро подбежал к сундуку, стоящему у бревенчатой стены, и через секунду вручил
Филиппу длинный белый шелковый шарф. Филипп еще раз вдохнул сладкое, слабое
благоухание гиацинта и с внезапным подавленным криком закрыл лицо мягкой тканью. В это
мгновение ему казалось, что она сама подле него, и жестокая правда открылась ему — та
правда, с которой он так неистово боролся в течение нескольких часов своего пребывания на
озере Бен. И сознание того, что он подчинился велению рассудка и покинул озеро Бен, отрекся
от самого дорогого, что было у него в жизни, и заставило его испустить второй, болезненный,
глухой крик.
Когда он отнял шарф от лица, оно было бледно, как полотно. Пьеро смотрел на него во все
глаза.
— Я вспомнил родину и дом, — хрипло произнес Филипп. — Порой я тоже чувствую себя
очень одиноким. Там, у меня на родине, есть девушка… Она носит такой же шарф, и так же
пахнет…
— Я понимаю, — мягко сказал Пьеро. — Я чувствовал себя точно так же, когда расстался
с Иолой.
Он положил шарф обратно в сундук, вернулся к очагу, и Филипп объяснил ему цель
своего посещения. Когда Пьеро объявил свое согласие сопровождать его во время поездки и
предоставить ему сани и собак, Филипп начал готовиться ко сну. Пьеро уже раздевался.
— Слушайте, Жан, — как бы случайно обратился к нему Филипп. — А что, если
кто-нибудь случайно скажет вам, что она… эта женщина из Черчилла… вовсе уж не такой
ангел… и что в конце концов мало отличается от той женщины с озера Бен, которая сбежала с
англичанином?
Пьеро выпрямился, будто ему Филипп всадил нож между лопаток. Он немедленно
заговорил по-французски.

Рекомендуем: