Филипп Стил

— Я бы назвал его лжецом, мсье, — горячо воскликнул он. — Я бы назвал его лжецом
один, два, три раза, а если бы он повторил эти слова в четвертый раз, я бы избил его. По-моему,
такого подлеца не грех было бы убить.
Склонившись над койкой, Филипп почувствовал, как поток горячей крови прихлынул к
его щекам. Глубокая наивная вера Пьеро устыдила его, он молча залез под одеяло и отвернулся
к стене. Пьеро потушил свет, и через несколько минут Филипп услышал его глубокое ровное
дыхание. Сам он никак не мог уснуть и долго лежал на спине, стараясь пересилить себя.
Несмотря на твердо принятое им решение не думать о женщине с озера Бен, его мысли
влеклись к ней неодолимо. Он вспоминал каждый ее жест, каждое слово, произнесенное ею с
того момента, как он впервые увидел ее прекрасное лицо по дороге в Черчилл. Он не мог найти
в ней ничего, кроме неомраченной чистоты до того рокового часа, когда она встретилась с
Беком Номи. И даже тогда разве не было для нее извинения? Он подумал о сотнях женщин, с
которыми он был знаком, и спросил себя: найдется ли среди них одна, которая никогда не
совершала той же самой пустяшной ошибки, что и миссис Беккер? Он впервые попробовал
смотреть на вещи трезво. Миссис Беккер смеялась вместе с Беком Номи, ее щеки нежно
разрумянились, ее глаза засверкали чуть ярче обычного — преступление ли это? Не смотрели
ли эти глаза с той же лаской и на него, когда он склонился у костра по дороге в Черчилл? Не
заалелось ли ее лицо точно так же, когда его губы едва не коснулись ее волос? И не вспыхнули
ли их лица — и ее, и его, — когда полковник внезапно вернулся к костру? Он улыбнулся в
темноте. В одно мгновение перед его мысленным взором пронеслась вереница других сцен,
других лиц. Он вновь увидел красавицу Айлин Хаукинз, которая улыбалась мужчинам так же,
как миссис Беккер улыбалась Беку Номи и ему.

Рекомендуем: