Филипп Стил

— Я хочу знать, Стил, действительно ли вы недоступны чарам женской красоты.
Филипп почувствовал, что его собственные щеки заливает румянец. Никакие слова на
свете не могли в эту минуту подействовать на него сильнее, чем вопрос, заданный ему
инспектором. Действительно ли он недоступен чарам женской красоты? Неужели Мак-Грегор
знает… Он шагнул вперед, слова были готовы сорваться с его языка, но он овладел собой, не
проронив ни звука.
Недоступен чарам женской красоты. Он тихо рассмеялся, но в лице его была какая-то
напряженность. Мак-Грегор заметил ее, но не понял причины.
— Действительно ли недоступен чарам женской красоты? — повторил он, смело глядя на
своего собеседника. — Думаю, что да, сэр.
— Вы уверены?
— Твердо уверен, сэр. Конечно, только поскольку я себя знаю.
Инспектор сел за стол, выдвинул ящик и вынул из него фотографию. Несколько секунд он
смотрел на нее, попыхивая сигарой. Потом, не отрывая от нее глаз, сказал:
— Я намерен посвятить вас в одно чрезвычайно странное дело. Самое странное в нем —
это то, что оно очень несложно. В сущности, это занятие для самого желторотого новобранца, и
все же я готов поклясться, что во всем Саскачеване я никому не сказал бы того, что говорю
сейчас вам. Довольно парадоксально, правда?
— Да, — сказал Филипп.
— Но когда вы узнаете все детали, мои слова не покажутся вам парадоксальными, —
продолжал инспектор, поставив фотографию на стол и глядя на Стила из-за облака сизого
дыма. — Послушайте, Стил, я знаю, кто вы такой. Я знаю, что ваш отец Филипп Стил из
Чикаго. Я знаю, что вы приехали сюда исключительно из любви к романтике и приключениям.

Рекомендуем: