Филипп Стил

Подписи не было, а первые четыре слова были дважды подчеркнуты. Что означало это
позорное напоминание? Как только оно исходило от такого человека, как Мак-Грегор, оно
имело необычное значение. Если это было предостережение, то почему инспектор не посвятил
его ни в какие подробности? В течение часа, что он собирался в путь, Стил всячески искал
ключ к этой загадке. Предстоящее дело казалось ему весьма несложным. Человек по фамилии
Торп покушался в Вескуско на убийство. Он был арестован, и теперь его следовало доставить в
Нельсон-Хауз. Любое ничтожество, любой трус сумел бы сделать это, и все же…
Он в десятый раз перечитывал записку инспектора. «Что бы ни случилось». Невольно его
охватило некоторое возбуждение. С того часа, как Бек Номи на его глазах дезертировал со
службы, он ни разу не чувствовал себя таким взволнованным. Охваченный возбуждением, он
задал себе вопрос, который еще несколько мгновений назад мог бы показаться нелепым.
Возможно ли, что на всем Севере нашлась женщина, столь же прекрасная, как жена полковника
Беккера?.. Женщина столь прекрасная, что она вскружила голову инспектору Мак-Грегору, как
миссис Беккер вскружила голову Беку Номи и ему?
Возможно ли, что между этими двумя женщинами, женой убийцы и миссис Беккер, есть
какое-то связующее звено, есть нечто общее?
Он отогнал от себя эту мысль с отвращением. Подобные вопросы были абсурдны. И все
же он не мог справиться с эмоциями, которые эти вопросы вызывали. Так или иначе, что-то
должно было случиться. В этом он был уверен. Поведение инспектора, его речь, таинственная
нервозность, странная дрожь в голосе в минуту прощания — это все убеждало Филиппа в
полной обоснованности полученного им предостережения. И все, что случится, случится по
вине женщины, чья девичья красота сияла ему с фотографии. Он был твердо уверен в том, что
Мак-Грегор уяснял себе, какого рода опасность ему, Стилу, угрожает, и так же твердо он
уяснял себе, что какие-то веские мотивы не позволили инспектору сказать больше того, что он
сказал. Он уже начал ощущать в предстоящем ему деле привкус таинственности, авантюры,
романтики, всего того, что он любил в жизни. Одновременно он испытал еще одно чувство,
которое смутило и обеспокоило его. Несколько дней назад у него было одно желание: как
можно скорее покинуть Север, как можно дальше уйти от озера Бен. А теперь он ощущал
сильное волнение при мысли о том, что вновь приблизится к этой женщине, которая стала
неотъемлемой частью его существа. Он не увидит ее. Даже от Вескуско несколько дней езды до
озера Бен. Но все же она будет ближе к нему, чем теперь, и от этой мысли его пульс бился
чаще.

Рекомендуем: