Филипп Стил

А инспектор Мак-Грегор, служака с двадцатилетним стажем и испытаннейший охотник за
преступниками, не хотел давать никаких объяснений. У Филиппа кровь забурлила в жилах при
мысли о том, какому страшному риску инспектор подвергает самого себя. Огласка письма,
которое он держал у себя в руках, неминуемо повлекла бы за собой опалу и отставку даже
такого человека, как Феликс Мак-Грегор.
Он сунул письмо в карман и пошел дальше. Уже повсюду горели огни. С замерзшей реки
доносились звуки гармошки, на которой играли в китайской кофейне, да вой побитой либо
искусанной в драке собаки. Там, где фонари единственной в городе улицы бросали красный
отсвет на черную стену леса, какой-то пьяный метис пел на ломаном французском языке»
Песню карибу «. Филипп услышал отдаленное щелканье бича, дружный ответный вой
волкодавов, и секундой позже мимо него пронеслись сани, запряженные шестеркой собак, так
близко, что ему пришлось посторониться. Да, это был Ле-Па, преддверие пустыни. За ним, на
той стороне замерзшей, застывшей в белом безмолвии реки простиралась бесконечная пустыня,
полная дорогих его сердцу романтики и тайны, простирался мир глубоких снегов, молчаливых
людей, отчаянной борьбы за существование, мир, где единственным законом природы было
выживание сильнейшего и единственным людским законом:» Поступай с твоим ближним так,
как ты хочешь, чтобы он поступал с тобой «. Никогда сердце Филиппа Стила не билось так в
унисон с пульсом вольной, дикой жизни, как в эти минуты, когда его привычки, его клубы, его
друзья были где-то за тысячи миль, когда он стоял на пороге великого девственного Севера.
Он проспал час, когда обедала бригада. Он проснулся голодный, как волк. Он немедленно
спустился в столовую» Малого Саскачевана «, низкую комнату с бревенчатым потолком, и сел
в теплый уголок.

Рекомендуем: