Филипп Стил

Странные приказы и странное поведение его шефа, страстный и горестный призыв,
светившийся в глазах молодой женщины, засада и теперь невероятное путешествие в гробу в
Вескуско, — все это погружало его в некий хаос недоумения, из которого невозможно было
выбраться.
Все же ему были ясны два обстоятельства; во-первых, ему довольно удобно лежать, и,
во-вторых, они через два часа прибудут на квартиру Ходжеса, если только они действительно
едут в Вескуско. И там все должно разрешиться.
Он не думал, что ему угрожает какая-нибудь опасность. Если бы это было так, то его
тюремщики не оставили бы ему оружия, хотя бы и связав его предварительно. И если бы они
замышляли что-то дурное, то разве они бы выложили весь ящик подушками, разве они завязали
бы ему рот с таким расчетом, чтобы повязка не причиняла ему боли?
Особенно показательным было то, что во время свалки ему не было причинено никаких
увечий и что в хижине никто ничем не грозил ему и не пытался его запугать. Стало быть, это
была часть игры, в которой ему предстояло принять участие. Он убеждался в том все более и
более, по мере того как проходило время, и все чаще вспоминались ему многозначительные
слова инспектора:» Что бы ни случилось «. Мак-Грегор произнес их с особенным ударением и
повторил их несколько раз. Не хотел ли он предупредить его об этой самой истории, заставить
быть настороже и в то же время не слишком беспокоиться за свою судьбу?
И со всеми этими мыслями, путаными, тревожными и недоуменными, невольно
ассоциировалась мысль о Беке Номи и о той женщине, которую он — к чему скрывать это от
себя самого? — любил.

Рекомендуем: