Филипп Стил

— Мы должны договориться, — повторила она, не сводя глаз с Ходжеса. — Я готова
пожертвовать жизнью ради него, ради моего мужа, а вы требуете, чтобы я пожертвовала еще
большим. Я должна быть уверена в том, что вы меня не обманываете.
Ходжес перегнулся через стол, как бы собираясь заговорить, но она перебила его.
— Слушайте! — крикнула она, и пламя начало медленно разливаться по ее бледным
щекам. — Вы, и никто другой, уговорили его ехать сюда, когда несчастный случай отнял у нас
наш маленький домик в Мэрионе! Вы предложили ему работу, и он принял ваше предложение,
веря в вас, как в друга, и он все еще думал, что вы друг, когда я уже знала, что вы предатель,
замышляющий разбить его и мою жизнь. Он не хотел слушать меня, когда я старалась
возбудить в нем подозрения, говорила ему о моем отвращении к вам. Он верил вам, готов был
вас защищать! А вы… вы…
Молодая женщина, охваченная волнением, вцепилась руками в край стола. В течение
нескольких секунд она задыхалась, не в силах выговорить ни слова, потом заговорила вновь,
дрожащим от скрытой ярости голосом.
— А вы… вы преследовали меня, как змея, отравляли мне каждый час моего
существования, потому что он верил в вас, а я не смела открыть ему глаза! И я скрывала от
него… до того часа, когда вы в его присутствии явились в нашу хижину и осмелились обнять и
поцеловать меня. Тогда… тогда я рассказала ему все, и он бросился за вами вслед и убил бы
вас, если бы к вам не пришли на помощь. И за это я люблю его еще больше! Но я ошиблась. Я
должна была тогда убить вас!
Она разразилась рыданиями. Быстрым движением Ходжес вскочил на ноги и подбежал к
ней. Его лицо пылало, губы кривила улыбка. Но еще быстрее поднялась жена Торпа, и Филипп
увидел из своей тюрьмы, как бурно вздымалась ее грудь и как грозное пламя разгорается в ее
глазах.

Рекомендуем: