Филипп Стил

Мак-Грегор разнял сплетенные пальцы, чтобы достать из ящика стола рваную бумажку.
— Он последний из семи братьев, — сказал он. — Его отец был в свое время повешен.
— Хорошее начало, — вставил Филипп.
— Да, с этого все началось, — быстро заметил инспектор.
— Вы правы, начало было неважное. Это один из тех случаев превращения в «аутлоу», в
которых в сильнейшей степени повинен сам закон. Я бы никому этого не сказал, кроме вас.
Итак, я сказал, отец был повешен, а через пять месяцев выяснилось с полной очевидностью, что
закон казнил невинного человека и что Де-Бар попал на виселицу благодаря целому ряду
ложных показаний, сфабрикованных его арапами. Закон должен был бы отомстить сам себе. Но
он этого не сделал. Два человека из тех, что послали Де-Бара на виселицу, были арестованы и
оправданны — факт, который только подтверждает изречение некоего великого человека: «В
большинстве случаев закон еще не есть правосудие». Не стоит вдаваться в подробности этого
процесса и вызванного им всеобщего возмущения. Факт тот, что в декабре 1896 года семь
сыновей Де-Бара сами стали чинить расправу. В течение одной ночи они убили трех главных
виновников казни своего отца, а сами бежали на Север.
— Правильно! — воскликнул Филипп. Это слово сорвалось с его губ прежде, чем он
успел подумать.
— Так думали в свое время многие, — сказал Мак-Грегор, пристально глядя на него, — в
особенности женщины. И потому первые три брата, когда их поймали, были осуждены
сравнительно мягко. Им скинули еще по два года за хорошее поведение в тюрьме, они отбыли
наказание и теперь живут в Южной Америке. Четвертый брат покончил с собой в момент
ареста на Оленьей фактории, а трое остальных окончательно «сбились с пути», по выражению
судейских. Старший, Гери, убил в 1899 году офицера, конвоировавшего его из Пренс-Альберто,
и был казнен, шестой брат, Поль, вернулся в свой родной город через семь лет после казни отца
и был взят после того, как он, сопротивляясь, тяжело ранил двух полицейских. Сейчас он сидит
в сумасшедшем доме.

Рекомендуем: