Филипп Стил

Они двинулись дальше в сгущающихся сумерках. Перед ними громоздились снежные
горы, а небо над их головой и весь горизонт были затянуты белой пеленой, неосязаемой и
бесплотной, но тем не менее вставшей перед их глазами, подобно стене. И окутанный этой
пеленой Де-Бар запел голосом, в котором звучала вся мощь Севера, дикую песню,
полуиндейскую, полуфранцузскую песню, песню, которую пели лесорубы, возвращаясь домой.
Так они шли час за часом, пока ночь не пришла на смену сумеркам, а потом сменилась
белесым рассветом. Они шли все на север, к Красному Дикобразу, отвоевывая каждую милю
пути у безжалостного арктического ветра. И когда они достигли замерзшей полоски, которая
была Красным Дикобразом, Де-Бар поднял обе руки к свинцовому небу и голосом, в котором
трепетало глубокое волнение, сказал:
— Благодарение судьбе, ибо это конец.
Он побежал, и за ним рысью побежала собака. Филипп тоже ускорил шаг. Он спрашивал
себя, уже не первый раз за сутки, не сошел ли Де-Бар с ума. Пройдя пятьсот ярдов по руслу
реки, Де-Бар остановился, вгляделся в окутанный сумраком берег, повернулся к Филиппу и
заговорил глубоким, дрожащим голосом:
— Смотрите, смотрите туда. Я нашел ее, Филипп Стил. Что это значит? Я прошел более
семидесяти миль по горам, и я нашел ее, хижину Пьера Торо. Стил, из десяти тысяч раз это
могло мне удаться однажды. — Он схватил Филиппа за руку, и его голос зазвенел
торжеством. — Говорю вам — это значит, что бог… или как это у вас называется… со мной…
— С нами, — сказал Филипп.
— Со мной, — повторил Де-Бар с таким жаром, что Филипп невольно воззрился на
него. — Это почти чудо, это — знамение. Это значит, что я буду победителем. — Его пальцы
еще сильнее стиснули руку Филиппа, и он заговорил мягче: — Филь, я полюбил вас, и если вы
любите звезды, ветер, если вы любите жизнь и боитесь смерти, возьмите тут пищи и идите
обратно. Я говорю вам это, Филь, потому что если вы останетесь и будете драться со мной, то
может быть только один исход. Я убью вас.

Рекомендуем: